Войти
x
или
x
Регистрация
x

или

29 110009 5bc6edfd493ebПеремены на нефтегазовом рынке последних лет — заслуга не одного только Андрея Коболева, главы «Нафтогаза». Это результат масштабных реформ, на которые правительство Украины пошло нехотя, под давлением западных кредиторов. И перемены эти впечатляют. Долгие годы государственный «Нафтогаз» - крупнейшая в стране группа компаний по добыче нефти и газа — зависел от поставок российского «Газпрома», а в финансовом плане представлял из себя настоящую «черную дыру». Что, впрочем, не мешало или даже помогало украинским олигархам обогащаться за счет «сотрудничества» с нефтегазовым гигантом. Чистый убыток «Нафтогаза» в 2013 году составил 18,8 млрд гривен, а в переломном 2014 году достиг 85 млрд гривен (в основном из-за девальвации гривны, потери Украиной части территорий и российской вооруженной агрессии). Но уже в 2015 году «Нафтогаз» отказался от поставок российского газа, а в 2016 году впервые за долгие годы показал прибыль. К сожалению, простые граждане ощутили на себе другие перемены — рост тарифов на газ, тепло и горячую воду. С марта 2014 года «Нафтогазом» руководит Андрей Коболев. В следующем году истекает срок его трудового контракта. И 40-летний топ-менеджер говорит, что готов к любому развитию событий. В будущем он видит себя в бизнесе. Но и политическую карьеру — с малой долей вероятности — не исключает. Более того, поддерживает общение с топовыми блогерами, называя это «инвестицией в будущее». В интервью LB.ua Андрей Коболев рассказывает, почему руководитель «Укрнафты», дочерней добывающей компании «Нафтогаза», по-прежнему зависим от олигарха Игоря Коломойского; сколько «Нафтогазу» должны компании Дмитрия Фирташа и «Газпром»; почему Виталию Кличко придется решать судьбу центрального теплоснабжения в Киеве. Не обошлось и без обсуждения скандальных миллионных премий, которые набсовет «Нафтогаза» выписал Андрею Коболеву и его соратникам после победы над российской компанией в международном суде. Глава «Нафтогаза» пояснил, зачем перевел деньги за рубеж и куда пойдет работать, если правительство откажется продлевать с ним контракт в 2019 году.